Промышленность

  • Мероприятия
  • День металлурга
  • День химика
  • День машиностроителя
  • Конкурсы
  • Конференции
  • Промышленное производство – важнейший сектор экономики Вологодской области.

    В 2011 году объем отгруженных товаров собственного производства, выполненных работ и услуг собственными силами в области составил 426,3 млрд. рублей, в действующих ценах это выше уровня 2010 года на 25%.

    Структура промышленности, 2011 год, %

    Металлургическое производство56,6
    Химическое производство15,2
    Производство и распределение электроэнергии, газа и воды6,8
    Производство пищевых продуктов6,7
    Производство машин и оборудования3,5
    Обработка древесины и производство изделий из дерева3,3
    Производство готовых металлических изделий2,8
    Производство стекла и изделий из стекла1,0
    Целлюлозно-бумажное производство0,5
    Текстильное и швейное производство0,2
    Прочие3,4

    По производству продукции промышленности на душу населения область заняла 10 место среди субъектов Российской Федерации.

    В 2011 году индекс промышленного производства по сравнению с 2010 годом увеличен на 4,7%, восстановлен докризисный уровень 2007 года.

    Стабильно развивались металлургическое и химическое производства, деревообработка и целлюлозно-бумажное производство, производство машин и оборудования, производство пищевых продуктов, текстильное и швейное производство.


    Из истории Вологодской области. Развитие промышленности

    До приобретения Россией Балтийского берега и строительства С.— Петербурга Вологодские земли служили путем транзита всей торговли Московского государства с Сибирью и архангельским портом, Значение городов, стоящих на этом торговом пути — Великого Устюга, Вологды, Тотьмы, Соль-вычегодска,— еще более возросло с появлением на Севере иностранцев: англичан (1553 г. ) и датчан (1562 г. ), которые стали их постоянными гостями. С ними связано и возникновение первого фабричного заведения в крае: англичане, имеющие в Вологде, Устюге и Тотьме торговые дома, открывают в Вологде производство канатов («Канатный двор»). Проявляли англичане интерес и к важнейшим промыслам нашего края XVI — XVII в. в.: добыче соли (одним из важнейших районов которой становится Тотьма), и металлообработке — с центрами в Устюжне и Уломе.

    Покровительствовавший англичанам Иван Грозный пошел им навстречу: английские купцы получили разрешение на поиски железной руды по реке Вычегде, а англичанин Дигби получает в аренду на 10 лет соляные промыслы в Тотемском уезде.

    Развитие торговли, в т. ч. зарубежной, делает обслуживание торговых путей — как сухопутных, так и речных — одним из важнейших промыслов края. На нее ориентировалось и кузнечное производство, и судостроение, которое, в частности на Сухоне, приобретает широкий размах.

    Влияние петровских реформ на Вологодский край было неоднозначно. Переориентация внешней торговли на с.— петербургский порт и ограничение ее через Архангельск имели негативные последствия: стоящие на Сухоно-Двинском торговом пути города несколько останавливаются в своем развитии. Но политика Петра I, направленная на развитие русской промышленности, приводит к появлению в вологодских землях первых крупных промышленных предприятий.

    В 1703 г. вступают в строй Ижинский (в Устюженском уезде) и Тырпецкий (в Белозерском уезде) железоделательные заводы, выпускающие, кроме полосового железа, столь необходимые армии пушки, гранаты, корабельные «припасы». Однако, сырьевая база этого старого рудоносного района оказалась слаба для промышленной разработки: к середине 30-х годов XVIII в, заводы останавливаются «за изведением руд».

    Нежизнестойкой оказалась и судоверфь на р. Пинеге, которая была заведена обрусевшим немцем Сидором Карпом в связи с Указом 1715г., гласившим, что суда старого образца должны заменяться по «немецкому манеру».

    Переломными для вологодской промышленности становятся 40-е г. г. XVIII в.— с этого времени начинается приток в нее частных, прежде всего купеческих, капиталов. Естественно, большая часть их идет в такие традиционные отрасли, как металлургия и солеварение; так, в середине XVIII в. возникают сразу 4 железоделательных завода (в Вольском и Устьсысольском уездах); растет производительность солеваренных заводов, в частности Леденгского и Сереговского, принадлежавших вологодским купцам Исаевым и Рыбниковым. Вырабатываемая на них соль обеспечивала потребности не только Вологодской, но частично также Архангельской и Новгородской губерний.

    Со второй половины XVIII в. начинает развиваться деревообрабатывающая промышленность, Строящиеся лесопильные заводы («лесопильные мельницы») Вологодского, Тотемского и Вельского уездов не только обеспечивают местные предприятия, но и поставляют доски и тес архангельскому Адмиралтейству и частично на экспорт.

    В этот период зарождается и стекольная промышленность: один из заводов открывает в селе Архангельском Кадниковского уезда помещик Поздеев, другой — купец М. Исаев в Вологде.

    Поддержку частного капитала получили художественные промыслы: в селе Городище Череповецкого уезда работал завод изразцов князя Голицина, а Великом Устюге в 1761–1776 г. г. существовала фабрика финифтяных и черневых работ братьев Поповых. Ее изделия как церковного, так и светского назначения (бокалы, табакерки, флаконы для духов) были хорошо известны в России.

    О темпах роста промышленности в XVIII в. можно судить на примере Вологды: если в 1727 г. в городе не зарегистрировано ни одного фабричного заведения, то к концу века (1791 г. ) — в ней более 70 заводов и фабрик (кожевенных, свечных, прядильных, солодовенных и др. ).

    Сложившаяся к концу XVIII в. структура производства с преобладанием отраслей, ориентированных на обработку местного сырья, станет основополагающей для местной промышленности на весь последующий период.

    В конце XVIII в. окончательно определяются границы Вологодской губернии, которая по площади значительно превосходила современную Вологодскую область и «пространством своим превышала целую границу центральных губерний, вместе взятых: Ярославскую, Московскую, Владимирскую, Рязанскую, Калужскую, Тульскую, Смоленскую и Орловскую». Ныне же обширные территории бывших Яренского, Устьсысольского и Сольвычегодского уездов отошли к Архангельской области и Коми Республике; в то же время города бывшей Новгородской губернии — Кириллов, Белозерск и Череповец — входят сегодня в состав нашей области.

    В первой половине XIX в. продолжается рост численности фабрично-заводских заведений. Особенно интенсивно этот процесс идет в 40-е годы: за 10 лет количество предприятий в губернии возросло более чем в 2 раза и достигло в 1853 г. 678, однако 9/10 из них были весьма незначительны по размерам. За исключением Леденгского солеваренного завода, принадлежащего казне, все это частновладельческие предприятия, В первой половине XIX в. по объему производства продолжают лидировать (хотя и сдавая постепенно позиции) солеварение, металлургия, производство сальных свеч, некогда считавшихся лучшими в России. Устойчивое положение занимает обработка кож: юфть вологодских заводов пользуется спросом как на местном рынке, так и на крупных ярмарках (Нижегородской и Ирбитской) и за рубежом.

    Все больший вес приобретают бумажная и пищевая промышленность, в т. ч. винокурение.

    Несмотря на активную роль уездов, центром промышленного производства оставались города Вологда, Великий Устюг и Тотьма. Они же славились и своими мастерами-ремесленниками: Сольвычегодск — изделиями из ткани, Устюг — «морозом по жести», резной берестой и знаменитой северной чернью. Черневые изделия мастера Кошкова, например, приобрел Александр II, а на Лондонской Всемирной выставке они были отмечены похвальным листом и медалью.

    В числе приоритетных отраслей промышленности XIX в.— ткацкое производство, что закономерно, ведь Вологодская губерния — старый льноводческий район. При этом происходит смещение «центра тяжести» из города в уезд. Так, из 2-х фабрик парусного полотна второй четверти XIX в., одна из которых располагалась в Вологде, а другая — в Грязовецком уезде (основанная в 1829 г. фридрихсгамским купцом Ф. Ф. Рихтером, к середине XIX в. она переходит к другому «иностранному гостю» — Рейту), крупнейшей была последняя; объем производства на ней достигал 1 млн, рублей, а выпускаемые полотна везли в С.— Петербург и за границу.

    В 1851 г, в селе Красавино, близ Великого Устюга, вступает в строй льноткацкая фабрика купца П. К. Люрса, которая в 1859 г. переходит к Якову Грибанову Она сразу же занимает ведущее положение в губернии, а ее изделия — «грибановские полотна», платки, салфетки, скатерти — становятся популярны в России. Фабрика была прекрасно оборудована: «машины на этом заводе, изумляющие своею многосложностью, изяществом отделки и приуроченностью к делу»,— свидетельствует вологодское губернское правление. Красавинская фабрика открыла новый этап развития местной промышленности: вытеснение из производства маломощных, основанных на ручном труде предприятии и замена их крупным, механизированным производством

    Большая капиталоемкость таких фабрик и заводов не могла не сказаться на темпах роста их численности: за 2 десятилетия (1896–1914 г. г. ) количество крупных предприятий возросло незначительно (с 50 до 58) при значительном увеличении числа рабочих (до 8,2 тыс. человек).

    ФАБРИЧНО-ЗАВОДСКОЕ ПРОИЗВОДСТВО

    Одним из самых крупных промышленных предприятий Вологды являлся водочный завод «Первушин и сыновья», основанный в 1880-е годы. В конце XIX в.— начале XX в. здесь выпускались очищенные наливки, водка, пиво (в 1910 г. их было выпущено около 85 тыс. ведер на сумму более 120 тыс. рублей),

    О качестве продукции говорит золотая медаль, полученная на Вологодской сельскохозяйственной и кустарной выставке 1910 года. Первушину, помимо водочного, принадлежал и пивоваренный завод (на его базе — современная фирма «Вагрон»), меньший по размерам, прекративший существование после введения винной монополии. Для ремонта подвижного состава в нач. XX в. в Вологде были построены главные мастерскиеПетер-бургско-Вятской железной дороги — самое крупное предприятие города начала века. Важнейшим промышленным районом губернии становится Вологодский уезд. В самом конце XIX в, в двадцати верстах от Вологды архангельский купец А. Ю. Сурков и бельгиец Даниер открываютцеллю-лозно-бумажную и лесопильную фабрику акционерного общества «Сокол» — одну из крупнейших писчебумажных фабрик России начала XX в.: в 1913 г, на ней работало более тысячи человек. Завод не только был оснащен бельгийским оборудованием, но мастера-бельгийцы принимали непосредственное участие и в строительстве завода. По воспоминаниям старожилов, приехав на фабрику, они всех удивили: на дворе стояли морозы, а они — в легких вязаных рубахах, деревянных башмачках, шапочках с длинным козырьком. Работали, однако, упорно, без выходных и праздничных дней, по 14–16 часов в сутки.

    В этом же уезде были размещены и три крупнейших лесопильных завода (А. П. Беляева, ораниенбаумского товарищества лесопильных заводов и «П. Малютина с-вья») с общей годовой производительностью около 2 млн. досок и 90 тыс. бревен, которые шли в Петербург и на экспорт

    Выход на проектную мощность этих предприятий вывел бумагоделательную и лесопильную промышленность, наряду с льнопрядильной, в число ведущих в губернии.

    С конца XIX в. в ряд лидирующих производств входит и маслоделие. В 1871 г. в Вологодском уезде Ф. А. Буманом был открыт первый в губернии маслодельный завод. Через 40 лет число маслодельных заводов (как правило, маломощных) превысило тысячу На них выпускалось около 500 тыс. пудов масла на сумму 7 млн. рублей. Львиная доля их была сосредоточена в трех юго-западных уездах (Вологодском, Грязовецком и Кадниковском), Вологодское масло, в т. ч. так называемое «парижское» (из подогретых сливок, ныне получившее название «Вологодское»), успешно выдержало конкуренцию с сибирским, финским и эстляндским сливочным маслом,

    В начале XX в. оно пользуется устойчивым спросом в Москве, Петербурге, южных городах. С начала 90-х годов благодаря С.— Петербургской конторе «Павел Мерк» вологодское масло выходит на зарубежный рынок, а через несколько лет (1898 г. ) в Вологде имеют своих представителей 9 заграничных фирм по покупке и экспорту масла.

    Столь значительными успехами в развитии маслоделия вологжане во многом были обязаны уже упомянутому Ф, А. Буману и его жене Л. И, Буман, датчанам по происхождению, впоследствии принявшим русское подданство. Чета Буман более 30 лет отдала вологодскому маслоделию: на их заводе в с. Фомин-ском Вологодского уезда впервые в России для приготовления сливочного масла бьи использован сепаратор, здесь же, при заводе, действовала и первая в России частная школа мастериц маслоделия. На ее базе в 1911 г. был создан Вологодский молочный институт. Впрочем, Буманы были не единственными датчанами, которые помогали местным маслоделам в улучшении качества выпускаемого сливочного масла: в течение нескольких лет в 70–80-х годах XIX в, в губернии активно работали маслоделы-инструкторы во главе с К. X. Риффесталем.

    ПРОМЫСЛЫ

    Несмотря на рост фабрично-заводского производства, по количеству занятого в нем населения оно уступало промыслам, которые достигли в губернии большого развития. Особой известностью пользовались изделия художественных промыслов: чернение по серебру, прорезная береста, роговые изделия (гребни, папиросницы и др. ). Широкое распространение в Вологодском, Грязовецком, Кадниковском и Тотемском уездах получило кружевоплетение, возникшее в наших краях еще во времена крепостного права. В 1913 г. в кружевоплетении было занято более 30 тысяч человек. Выплетаемое ими кружево было неоднородно по своим достоинствам: если кружево, шедшее на общий рынок, имело весьма низкое качество, то кружевницы, выполнявшие работу по заказам, выплетали высококачественные тонкие кружева. Их лучшие образцы неоднократно удостаивались наград; например, на всероссийской выставке 1902 года они были отмечены золотой, а на Колумбовой выставке в Чикаго в 1893 г.— бронзовой медалью.

    К числу ведущих промыслов края принадлежал и лесной промысел: заготовка леса, а также добыча смолы, сажи, пека, скипидара и дегтя. Главные потребители этой продукции — Архангельск и приволжские города, которые были и своеобразными транзитными пунктами для вологодского леса. Так, в Архангельске лес подвергался распиловке и шел затем в заморский отпуск, а деготь отправляли до Астрахани и далее в Персию.

    В ряду промыслов не последнее место принадлежало охоте и рыболовству. Богаты были вологодские леса пушниной и дичью: некогда водились в них бобры и соболи, ловчие птицы из Белозерья поставлялись царям для соколиной охоты, еще в середине XIX в. в ряде уездов (прежде всего, в Вологодском, Кадниковском и Тотемском) практиковалась охота на лебедя. К концу XIX в. расцвет пушного промысла уже миновал, но по-прежнему повсеместно были распространены лисица, рысь, куница, горностай, волк, медведь, белка и заяц, причем двое последних были наиболее многочисленны. Охотились также на уток разных видов (одна из которых anas Wologdensis водилась лишь в Вологодском крае), гусей, тетеревов да куропаток, восточные же части губернии славились своими рябчиками. Дичь вплоть до начала XX в. поставляли в значительных количествах в столицы: до строительства железной дороги везли тройками на переменных, т. к. товар требовал срочной доставки,

    В реках и озерах в изобилии водилась рыба. Особенно славилось Белое озеро. Посетивший Россию в начале XVI в. Сигизмунд Герберштейн был осведомлен о замечательных вкусовых качествах белозерской рыбы: «рыбы, которые заходят из Волги в озеро (Белое).,, гораздо лучше, мало того, они становятся тем вкуснее, чем дольше там оставались». В XV веке право ловли в озере предоставлялось в качестве привилегии крупнейшим монастырям, например Троице-Сергиеву, а спустя два века здесь находились и царские рыбные ловли. Водились в озере осетры, стерляди, и в память о том красуются стерляди под серебряной луною на Белозерском гербе. Впрочем, не меньшая слава была и у белозерского снетка: высушенным белозерским снетком снабжались русские войска в XVII веке во время походов.

    Известностью у рыбаков пользовалось и Кубенское озеро. Здесь водились сравнительно редкие рыбы, такие как нельма и нельмушка — небольшая рыба из рода сигов, которая ловилась в России только в этом озере.

    Богаты были рыбой реки Вычегда, Векса, Сухона. Шексна же славилась стерлядью, «Шекснинская стерлядь золотая»,— так называл ее в своих стихах Г. Державин.

    Поставлялась стерлядь и в столицы: так, в 1869 г, из Великого Устюга в Петербург было отправлено более 20 тысяч живых стерлядей. Отдавали дань рыбе и попроще: известно, что на званом обеде в честь Петра I и его сына Алексея, устроенном вологодским архиепископом в 1702 г., гостей потчевали живыми лещами, щуками, язями и окунями, а прежде некоторые волости и оброк платили «щучиной» — соленой щукой.